Блюда из шедевров мировой литературы

Вареники с вишней. "Вий" Н.В.Гоголь

Гоголевский "Вий" был причиной моих детских кошмаров. Как книга, так и советский фильм 1967.  Никто не хотел бы оказаться на месте Хомы Брута и читать псалмы у гроба ведьмы по ночам, особенно если эта панночка решит полетать в своем гробу. Произведение, конечно, очень атмосферно вот этой безысходностью Хомы Брута, но гастрономическая часть там тоже имеет место быть. Ужасы ужасами, а обед по расписанию. Особенно, если на обед вареники.

О варениках Пацюка из "Ночи перед Рождеством" Н.В.Гоголя как-то уже шла речь на страницах этого блога. Сегодня же поговорим о более летнем варианте вареников: с вишней. К сожалению, когда Иван Васильевич писал в своих произведениях о варениках, он редко (или вообще никогда) не конкретизировал, с чем они. Но пара очень субъективных наблюдений позволяет мне утверждать, что в "Вие" Гоголь ведет речь именно о варениках с вишней. И вовсе я не хочу сделать именно их, т.к. это блюдо моего детства!

Итак, мы знаем, что дело происходит летом:

Самое торжественное для семинарии событие было вакансии — время с июня месяца, когда обыкновенно бурса распускалась по домам. Тогда всю большую дорогу усеивали грамматики, философы и богословы. Кто не имел своего приюта, тот отправлялся к кому-нибудь из товарищей. Философы и богословы отправлялись на кондиции, то есть брались учить или приготовлять детей людей зажиточных, и получали за то в год новые сапоги, а иногда и на сюртук. Вся ватага эта тянулась вместе целым табором; варила себе кашу и ночевала в поле. Каждый тащил за собою мешок, в котором находилась одна рубашка и пара онуч. Богословы особенно были бережливы и аккуратны: для того чтобы не износить сапогов, они скидали их, вешали на палки и несли на плечах, особенно когда была грязь. Тогда они, засучив шаровары по колени, бесстрашно разбрызгивали своими ногами лужи. Как только завидывали в стороне хутор, тотчас сворочали с большой дороги и, приблизившись в хате, выстроенной поопрятнее других, становились перед окнами в ряд и во весь рот начинали петь кант. Хозяин хаты, какой-нибудь старый козак-поселянин, долго их слушал, подпершись обеими руками, потом рыдал прегорько и говорил, обращаясь к своей жене: «Жинко! то, что поют школяры, должно быть очень разумное; вынеси им сала и чего-нибудь такого, что у нас есть!» И целая миска вареников валилась в мешок. Порядочный кус сала, несколько паляниц, а иногда и связанная курица помещались вместе. Подкрепившись таким запасом, грамматики, риторы, философы и богословы опять продолжали путь. Чем далее, однако же, шли они, тем более уменьшалась толпа их. Все почти разбродились по домам, и оставались те, которые имели родительские гнезда далее других.

А раз июнь-месяц, то в вареники можно положить что-то поинтереснее, чем круглогодичный творог.

Бурсаков почти никого не было в городе: все разбрелись по хуторам, или на кондиции, или просто без всяких кондиций, потому что по хуторам малороссийским можно есть галушки, сыр, сметану и вареники величиною в шляпу, не заплатив гроша денег. Большая разъехавшаяся хата, в которой помещалась бурса, была решительно пуста, и сколько философ ни шарил во всех углах и даже ощупал все дыры и западни в крыше, но нигде не отыскал ни куска сала или, по крайней мере, старого книша, что, по обыкновению, запрятываемо было бурсаками.

вареники гоголь

И у меня вареники величиною в шляпу, пожалуй)

Однако же философ скоро сыскался, как поправить своему горю: он прошел, посвистывая раза три по рынку, перемигнулся на самом конце с какою-то молодою вдовою в желтом очипке, продававшею ленты, ружейную дробь и колеса, — и был того же дня накормлен пшеничными варениками, курицею... и, словом, перечесть нельзя, что у него было за столом, накрытым в маленьком глиняном домике среди вишневого садика. Того же самого вечера видели философа в корчме: он лежал на лавке, покуривая, по обыкновению своему, люльку, и при всех бросил жиду-корчмарю ползолотой. Перед ним стояла кружка. Он глядел на приходивших и уходивших хладнокровно-довольными глазами и вовсе уже не думал о своем необыкновенном происшествии.

А из этого отрывка "Вия"  можно сделать вывод, что раз вареники подавались в домике среди вишневого садика, то у хозяйки явно есть вишни для начинки. Да и вообще, вареники с алой вишней отлично вписываются в антураж произведения о кровожадной нечистой силе.

Панночка ест вареники по методу Пацюка. Кадр из фильма "Гоголь. Вий", 2018

 Надеюсь, я всех убедила. Пора бы и приступить.

Нам понадобится для теста:

150 мл кефира
2 стакана муки
2 ст ложки сахара
щепотка соли
0,5 ч.л соды

Для начинки:
400 гр вишни
1 ст ложка сахара


1. Очистим вишню от косточек, смешаем с сахаром и дадим постоять минут 15. После нужно слить выделившийся сок. В дальнейшем им можно полить готовые вареники
2. Из муки, кефира, соли, сахара и соды замесим тесто. Дадим ему отдохнуть минут 30
3. Раскатаем тесто до 2-3 мм и стаканом вырежем кружочки
4. На каждый кружочек кладем две вишни и защипываем края. В защипывании краев мне, конечно, еще пратиковаться и практиковаться
5. В слегка подсоленную кипящую воду опускаем вареники, даем закипеть и варим минуты 3-4
6. Подаем со сливочным маслом, сметаной или вишневым соком, оставшимся от начинки

вареники шолохов


Я решила остановиться на сметане, отдавая дань другому произведению - "Поднятой целине" М.Шолохова:

Вареники со сметаной  -  тоже  святая  еда, лучше любого причастия, особливо когда их, милушек моих,  положат  тебе  в тарелку побольше, да ишо  раз  побольше,  этак  горкой, да  опосля  нежно потрясут эту тарелку, чтобы сметана до дна прошла, чтобы каждый вареник  в ней с ног до головы обвалялся. А ишо милее, когда тебе не в тарелку  будут эти варенички класть, а в какую-нибудь глубокую посудину, чтобы  было  где ложке разгуляться!
вареники с вишней чехов
А напоследок хочу привести еще один атмосферный отрывок о варениках, но уже не из книги, а из письма А.П.Чехова к Л.Мизиновой о варениках с вишней:

У нас прижилась заблудшая болонка, неизвестно кому принадлежащая. Приехал Семашко. Графиня уехала и скоро опять приедет. В воздухе сильно пахнет тем, что на языке Миши называется карьерой. Еще что? Поспевают вишни. Вчера ели уже вареники из вишен с кружовенным вареньем. Кстати о варениках. Мой сосед Вареников во что бы то ни стало хочет купить у меня этот участок. Отдает все постройки на снос, разрешает нам жить здесь до будущей (в 1894 г.) зимы и заплатит, вероятно, не менее 10 тысяч. Каково? Я жажду переселиться в тот участок. Если удастся сварить кашу с Варениковым, то осенью же начну строиться в своей лесной пустыне, и для полноты моего благоденствия у меня не будет хватать только тех трех тысяч, о которых я Вам говорил. Канталупа, я знаю: вступив в зрелый возраст, Вы разлюбили меня. Но в благодарность за прежнее счастье пришлите мне три тысячи. Это Вас ни к чему не обяжет, я же не останусь в долгу и пришлю Вам зимой сливочного масла и сушеных вишен.
До нового поста!

Комментариев нет:

Отправить комментарий